В сложившейся обстановке для русского правительства на первый план выдвинулись два наиболее актуальных вопроса — о плавании русских судов по Амуру и воссоединении с Россией всего левого берега этой реки и Приморья. Сплавы были необходимы для усиления русских войск в Петропавловске и закрытия устья Амура. К этому времени эхо Крымской войны, основные события которой развернулись на европейском театре, докатилось и до Дальнего Востока.

6 мая 1853 г. было решено учредить в устье Амура особую команду для его защиты. Команда должна была состоять из регулярной роты флотского экипажа и сотни забайкальских казаков. Но в 1853 г. переправить казаков в устье Амура не удалось. Охрану этого района несли небольшие отряды Амурской экспедиции, начальником которой 12 февраля 1851 г. был официально назначен Г.И. Невельской (на фото). В составе экспедиции, на Николаевском и Мариинском постах, с 1850 г. находились 33 казака из Якутского городового полка. Регулярные части здесь были представлены командой 47-го флотского экипажа.

Служба на постах Амурской экспедиции была чрезвычайно тяжелой. По штату временного Положения о морских и казачьих командах личному составу полагались дополнительные льготы, обмундирование, но фактически, как докладывал в одном из своих рапортов Невельской, ничего этого не было. Команды постов Амурской экспедиции были малочисленны и нуждались в скорейшем укреплении.

Первый сплав по Амуру удалось осуществить в 1854 г. Он ставил целью доставку в низовья Амура войск, боеприпасов, продовольствия. Руководил сплавом Муравьев. 6 февраля 1854 г. о предстоящем сплаве был уведомлен Пекин. Повторно Муравьев сообщил об этом 14 апреля, подчеркнув, что плавание по Амуру осуществляется для защиты приморских земель России от посягательства иностранных государств. Кроме того, в Пекин для переговоров направился подполковник Заборинский, который должен был объяснить китайским представителям, что сплав необходим «для пользы и защиты обоих государств». Следует подчеркнуть, что русские представители на любых переговорах с китайцами разъясняли важность идеи защиты общих интересов от посягательств иностранцев и указывали на особую опасность для Китая возможного захвата Амура Англией или США, которые стали бы теснить Китай с севера, как уже давно делали это с юга. Об указанных обстоятельствах Муравьев, в частности, информировал и встреченных во время сплава местных китайских чиновников, которые не только не высказали возражений, но и оказали ему посильное содействие.

После окончания подготовки сплава Муравьев приказал начать его 14 мая. Точно в назначенный срок от Шилкинского завода на пароходе «Аргунь» (он был построен к навигации 1853 г. на этом заводе и оснащен паровой машиной мощностью около 60 л. с., сделанной на Петровском заводе), 48 лодках и 29 плотах вниз по Амуру отправилось около 800 человек. 15 июня сплав прибыл в Мариинский пост. На Амур был доставлен сводный батальон регулярных войск и конная сотня забайкальских казаков. Батальон был скомплектован из солдат 13, 14 и 15-го линейных батальонов, а сотня — из казаков 2-й конной бригады Забайкальского войска. Часть прибывших войск и снаряжения были немедленно переброшены на Камчатку. Все это способствовало укреплению дальневосточных рубежей России.

Указанными действиями Россия ограждала и неразграниченные с Китаем территории от внешней агрессии. Шаги Русского государства «были решительными и проводились с ведома, хотя и без санкций цинского правительства, которое в прошлом, во время переговоров 1689 г., без предупреждения двинуло свои речные суда с войсками, и притом не в области, официально признанные неразграниченными между обоими государствами, а прямо против русских владений на Амуре. Таким образом, в отличие от агрессивных действий Цинов против Русского государства в конце XVII в. акции России на Амуре в середине XIX в. были доброжелательны, правомерны и проводились с соблюдением соответствующих дипломатических норм того времени.

Автор: О.И. Сергеев

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика