Присоединение Приамурья совершилось в 1649 - 1652 гг. Это явилось результатом похода Е. Хабарова, который привел местное население в русское подданство и обложил его ясаком. За время своего пребывания на Амуре Хабаров укрепил и расширил Албазинский острог, который до его прихода был городком одного из даурских «князцов», и построил ряд новых острогов: Усть-Стрелочный, Ачинский, Кумарский. С 1653 г., после отъезда Хабарова в Москву, командование русским отрядом в Приамурье принял О. Степанов. Он совершил плавание по Сунгари, а в 1655 г. ходил по Уссури, успешно объясачивая местное население, уверившее его в подданстве России. Русским землепроходцам известно было и оз. Белое (ныне Ханка).

Появились новые поселения и в Забайкалье. В 1653 г. П. Бекетов основал здесь Иргенский острог. К этому же времени, по некоторым данным, относится постройка его казаками Ингодинского зимовья в устье р. Читы, положившего начало будущему городу.

Политический акт присоединения Забайкалья и Приамурья к России выразился и в создании здесь русских административных учреждений. Первоначально эти территории подчинялись якутскому и енисейскому воеводам. Но уже в 1653 г. на Зею прибыл из Москвы Д. Зиновьев, фактически обладавший воеводскими полномочиями, и в 1655 г. было создано Даурское воеводство. В 1656 г. воеводой в Приамурье был назначен А. Пашков, через два года обосновавшийся в основанном им Нерчинске. С этого времени Нерчинск становится административным центром Нерчинского, или Даурского, воеводства, территория которого охватывала Прибайкалье, Забайкалье и Приамурье.

Административная система, которая складывалась в крае в ходе его освоения, отражала политику самодержавия по отношению как к русскому населению, так и к местному, аборигенному, представленному здесь добровольно присоединившимися к России бурятами, малочисленными племенами эвенков, дауров, нанайцев, нивхов и других народностей. Ни маньчжурское, ни тем более китайское население на этих землях не проживало. При создании новой администрации царизм вынужден был в определенной мере учитывать традиции местных народов. Им разрешалось сохранять собственные общественные институты и обычаи. Это объяснялось добровольным их вхождением в состав России, необходимостью привлечения местной верхушки в качестве социальной опоры царизма, возможностью удешевить административный аппарат, переложив часть его функций на аборигенных князьков.

 

Автор: О.И. Сергеев

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика