Положения о Забайкальском казачьем войске определяли все стороны его жизни. Управление состояло из войскового наказного атамана, обязанности которого возлагались па губернатора Забайкальской обл., войскового дежурства и войскового правления. Последнее имело в составе три экспедиции: хозяйственно-исполнительную, гражданскую и контрольную. Наказной атаман являлся и председателем войскового правления. Таким образом, атаман практически обладал неограниченной и бесконтрольной властью над войском. Аналогичная ситуация наблюдалась и в низших органах — бригадных управлениях, батальонных и сотенных правлениях. Бригадное управление состояло из командира, канцелярии и правления. В последнем председателем являлся бригадный командир. Во главе батальона и сотни стояли командир и руководимое им батальонное или сотенное правления. В целом управление во всех звеньях было военизированным. Рядовые казаки, простые труженики не имели каких-либо прав на участие в нем. В августе 1858 г. в звено высшего управления Забайкальского казачьего войска были внесены уточнения: учреждена особая канцелярия при войсковом атамане и хозяйственно-исполнительная экспедиция разделена на две самостоятельные.

В военно-административном отношении войско делилось на конное и пешее, каждое из трех бригадных округов. Бригадный округ конного войска состоял из 12 сотенных округов, а пешего — из четырех батальонных. В военное время каждый округ должен был выставлять соответствующую строевую часть, а в мирное — один сводный пеший казачий батальон выставлялся каждой бригадой по очереди. Первый сводный батальон был укомплектован к 1 октября 1852 г.22 Численный состав войска с распределением по бригадам был следующим: в 1-й и 2-й конных — по 5 — 6 тыс. русских и тунгусских казаков, в 3-й конной — 10 тыс. казаков-бурят, в трех пеших бригадах — по 10 тыс. казаков. В целом вновь образованное Забайкальское казачье войско представляло собой значительную силу.

Преобразования казачьих войск в Восточной Сибири коснулись не только Забайкалья. На территории генерал-губернаторства располагались также Енисейский (на фото), Иркутский и Якутский казачьи полки и Камчатская казачья команда, которые являлись самостоятельными единицами. Положениями от 21 октября 1849 г. и 4 января 1851 г. были осуществлены преобразования Енисейского и Иркутского городовых полков в конные казачьи полки. В их состав вошли также проживавшие в этих районах станичные и пограничные казаки и ряд крестьянских селений. В округе Енисейского полка после реорганизации числилось 5833 казака, а Иркутского — 6325. Они составляли ближайший резерв войск, расквартированных в Забайкалье.

Забайкальское войско, Енисейский и Иркутский полки были переведены в военное ведомство, а Якутский городовой полк и Камчатская казачья команда оставлены в гражданском. Для руководства казачьими частями при управлении генерал-губернатора Восточной Сибири было создано специальное казачье отделение.

Итак, с созданием Забайкальского казачьего войска и проведением ряда других мероприятий оборонного характера позиции России на крайнем востоке страны значительно укрепились. Вновь сформированные и передислоцированные войска можно было использовать как для увеличения российских сил на Тихоокеанском побережье, так и для возможного заселения новых территорий.

Своевременность проведенных на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири мероприятий подтвердили события 50-х годов XIX в., когда возникла реальная угроза русским владениям на побережье Великого океана. Связано это было с резким изменением международной обстановки: долго назревавший в Европе конфликт между Англией, Францией и Россией привел к войне. Вероятность проникновения на Амур кораблей противника усилилась. Необходимо было принять решительные меры для ограждения русского побережья от возможного нападения англо-французского флота. 17 февраля 1851 г. Россия предприняла важную предупредительную акцию. В китайский трибунал внешних сношений был послан официальный лист, указывавший на возникшую опасность. В нем предлагалось войти «в соглашение насчет обезопасения устья помянутой реки и противулежащего острова от всяких покушений на сии места иностранцев, чего, по-видимому, требовала бы взаимная безопасность наших и ваших в тех местах пределов». Но китайское правительство не ответило на предложение России объединить усилия для защиты дальневосточных земель. Русское правительство вынуждено было принимать односторонние меры для обеспечения своей безопасности.

Муравьев внимательно следил за событиями на дальневосточном театре, в бассейне Тихого океана. Он регулярно докладывал в столицу о положении в Китае. Муравьев опасался, что англичане используют свое влияние в Китае во вред интересам России. Он сообщал, что действия Англии в этой стране отличаются «интрижными намерениями». В связи с этим Особый комитете январе 1854 г. признал, что допустить влияние англичан в Китае, «особенно в соседних с Сибирью областях, для нас может быть еще более опасно, чем в котором-либо из европейских соседних государств», и для «препятствования сему» могут потребоваться энергичные меры, «ныне весьма возможные при значительных военных силах в Забайкалье».

Автор: О.И. Сергеев

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100