Создание «Амурской линии» явилось одним из шагов продолжавшихся административных преобразований на территории русского Дальнего Востока. В конце 1856 г. была образована Приморская обл. из бывшей Камчатской обл., территории нижнего Амура и Сахалина. Местопребыванием губернатора новой области стал Николаевский пост, переименованный в город Николаевск-на-Амуре (на фото). «Амурская линия», связывавшая Забайкальскую и Приморскую области, 25 июня 1857 г. была разделена на два отделения: от Усть-Стрелочного караула до Хинганского хребта и от последнего до Мариинского поста. Первое отделение подчинялось забайкальскому губернатору, его заведующий располагался в Усть-Зейском посту. Второе находилось в введении приморского губернатора, местопребывание его заведующего было определено не четко: в Сунгарийском или Уссурийском постах.

На «Амурскую линию», кроме конного полка, намечалось переселить четыре пеших казачьих батальона с последующим объединением их в Амурскую пешую казачью бригаду. Общее количество переселенных должно было приблизиться к 15 тыс. чел. (обоего пола). По решению Особого комитета от 1 ноября 1856 г. предполагалось осуществить переселение пеших батальонов за счет казны (выделялось по 100 тыс. руб. в год в течение 5 лет), а конного полка — на средства, имевшиеся в распоряжении генерал-губернатора Восточной Сибири. Поселение на Амуре забайкальских казаков означало переход к формированию нового казачьего войска па Дальнем Востоке. Началось переселение в 1857 г. (в 1856 г. удалось отправить лишь несколько семейств казаков 6-й сотни, расквартированной вблизи Мариинского поста).

Практические шаги, предпринимаемые русским правительством по освоению и обороне края, приближали окончательное разрешение Амурского вопроса. Появление на берегах великой реки военных постов, а затем и постоянного российского населения «давало русскому правительству дополнительные правооснования для воссоединения Приамурья с Россией». Благоприятствовала этому и смена главы российского министерства иностранных дел: в 1856 г. этот пост занял А. М. Горчаков. Новый министр, являясь трезвым политиком и дальновидным дипломатом, твердо определил линию русско-китайских отношений — мирное урегулирование проблемы Амура. 20 марта 1856 г. Муравьев получил официальные полномочия на ведение переговоров с китайской стороной о заключении нового договора о границах.

Международная обстановка на Дальнем Востоке способствовала сближению России с Китаем. К. Маркс подчеркивал, что поскольку русские никогда не вмешивались во внутренние дела Китая, на них «не распространяется поэтому та антипатия, с какой китайцы с незапамятных времен относились ко всем иностранцам, вторгавшимся в их страну с моря». Правительство Китая согласилось юридически закрепить новую ситуацию на Амуре и Уссури, видя в России противовес экспансионистским устремлениям западных держав.

Интересы Англии, Франции и США сталкивались в борьбе за рынки сбыта в Китае и вызывали непримиримые противоречия. Но в одном эти страны были едины — в стремлении ослабить позиции России на Дальнем Востоке, создать угрозу ее восточным владениям.

Ни Россия, ни Китай не были заинтересованы в проникновении иностранных держав на буферную территорию, оставшуюся неразграничснной между двумя странами по Нерчиискому договору 1689 г. Это определяло необходимость окончательного договорного урегулирования русско-китайских политических, территориальных и экономических отношений.

Конкретная инициатива по началу переговоров между Россией и Китаем в 1858 г. принадлежала китайской стороне. 10 мая 1858 г. Муравьев, находившийся во главе очередного сплава по Амуру, подошел к Айгуню — китайскому административному центру на правом берегу реки. Здесь его встречали цинские чиновники, предложившие сделать остановку для ведения переговоров. Переговоры, исключительно напряженные и сложные, продолжались в течение пяти дней. 16 мая 1858 г. они успешно завершились подписанием русско-китайского договора.

18 мая 1858 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев издал приказ, в котором отметил важность свершившегося события и выразил уверенность в успешном освоении Приамурского края с целью укрепления рубежей страны па берегах Тихого океана. Большая группа лиц, «участвовавших в возвращении России Амурских владений», получила различные награды. Об этом говорилось в приказе генерал-губернатора Восточной Сибири от 14 декабря 1858 г. Среди награжденных были и представители казачества — около 50 чел. Но приказ не мог отразить огромных заслуг простых русских люден, которые отдавали все свои силы для свершения этого выдающегося исторического подвига.

Положения Айгунского договора были закреплены Тяньцзиньским договором 1 июня 1858 г. Наряду с другими статьями договор установил, что неопределенные еще части границы между Россией и Китаем должны быть безотлагательно исследованы и определены представителями сторон. Оформление русско-китайской границы на Дальнем Востоке было завершено подписанием Пекинского договора 2 ноября 1860 г., утверждавшего присоединение Приморья к России. В нем подчеркивалась взаимная удовлетворенность новой границей между Россией и Китаем, которая «навеки не должна быть изменяема». В июне 1861 г. к договору в качестве составной его части был приложен «Протокол о размене картами и описаниями разграничений в Уссурийском крае».

В результате заключения русско-китайских договоров по пограничным вопросам в конце 50-х — начале 60-х годов XIX в. совершился справедливый исторический акт, имевший чрезвычайно важное значение как для России, так и для Китая. Россия окончательно воссоединила и закрепила за собой огромный край, открытый и освоенный русскими людьми в XVII - XIX вв., и обезопасила свою территорию от иностранных агрессоров. Договоры отвечали и национальным интересам китайского народа, предотвратив возможное вторжение западных держав в Китай с севера, со стороны Амура. Эти договоры сохраняют свою силу межгосударственных документов обеих стран и поныне.

Автор: О.И. Сергеев

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100