В конце I тысячелетия до н.э. на Японские острова переселяются племена, принесшие с собой новые формы материальной и духовной культуры. Для периода Яёй (III в. до н. э. - III в. н.э.) наряду с рыболовством основой хозяйства становится разведение риса. Отдельные родовые общины начинают объединяться в племенные союзы, возникают первые государственные образования.

Памятники культуры этого периода более многообразны. Керамика, изготовленная на гончарном круге и обожженная при высокой температуре, была не только прочнее и легче керамики дзёмон, но уже не выполняла былых ритуальных функций, предназначаясь для повседневных хозяйственных нужд (сосуд из Мие-кэн; Токио, коллекция Охаси).

Керамический сосуд из Миэ-кэн. Период Яёй. Токио, собрание Охаси

В самих ясных и рациональных формах угадывается их утилитарное назначение. Сосуды симметричны, скупой орнамент в виде прямых и волнистых линий нанесен лопаточкой или кистью при вращении круга. С появлением в период Яёй изделий из металла - оружия, орудий труда, украшений - возникли иные предметы культа, типы декора. С ритуальными функциями было связано изготовление бронзовых колоколов - дотаку, большинство которых покрыто магическим орнаментом, изображениями сцен жатвы, первых зернохранилищ, как, например, на колоколе, найденном при раскопках в Кагава-кэн, на юге Центральной Японии.

Усиление контактов с более передовой культурой Кореи и Китая способствовало проникновению на Японские острова новых методов ведения хозяйства, техники, ремесел, в том числе выплавки железа и изготовления железных орудий. Одновременно шло усвоение духовной культуры, сложившихся широких мировоззренческих концепций.

Оказавшие столь значительное воздействие на всю китайскую культуру представления о двух первоначалах мира - Инь и Ян, отрицательном и положительном, тьме и свете, а также о пяти первоэлементах (огонь, вода, дерево, металл, земля) помогают формированию более стройной космогонической системы, отразившейся в мифах, складывавшихся на протяжении всего древнего периода истории Японии.

Длительный и многостепенный процесс мифотворчества отражал развитие социальных отношений и усложнение духовной жизни общества, самосознания народа в период объединения племен, выделения главного вождя, создания первых форм государственности. Лишь много веков спустя мифы эти были систематизированы в древнейшем письменном памятнике «Кодзики» (712 г.).

Родоначальниками всего сущего японская мифология считает божественных супругов Идзанаги и Идзанами. От них произошла триада великих богов - Аматэрасу (богинясолнца), Цукиёми (богиня луны) и Сусаноо (бог водной стихии и бури). За космогоническими мифами следуют мифы, повествующие об устройстве мира, соперничестве богов, сошествии на землю одного из их потомков, ставшего предком всех людей. В древней Японии образ божества не получил зримого антропоморфного облика. Его

символом стала сама природа - горы, скалы, водопады, реки, деревья.

Практически обожествлялся весь мир, окружавший человека, и этот древний анимизм, в различных формах сохранявшийся на протяжении всего японского средневековья, сложился в особую религиозную систему, получившую впоследствии название «синто» («путь богов»).

По мере сложения пантеона синтоистских божеств создавались обряды и определенные места поклонения: окруженное камнями возвышение - ивасака, иногда включающее в себя камень-божество ивакура, а также засыпанный галькой и огороженный веревкой алтарь - сики. Божество олицетворялось предметом (камнем, скалой) и самим пространством.

Представление о сакральном месте и сакральном предмете было очень важным для философского и художественного постижения действительности, ибо являлось не только осознанием упорядоченности мироздания, но и актом художественным, зарождением архитектурного образного мышления через эмоциональное сопоставление предмета и пространства.

Период Яёй как время зарождения архитектурного мышления - важнейший этап истории японской художественной культуры. Вместе с усложнением форм сельского хозяйства получают эстетическое осмысление земледельческие культы в виде обрядовых праздников с заклинаниями, песнями и танцами, а хранилище зерна, принадлежавшее родовой общине, осмысляется как жилище богини злаков, как первый храм. В то время как жилища людей представляли собой примитивные землянки, амбар, хранивший урожай, был поднят на сваях для предохранения от наводнений и грызунов, он выделялся своими формами и общественной значимостью, получившей символический религиозный смысл. Перед ним на большом открытом дворе совершались массовые обряды - мистерии, связанные с праздниками сельскохозяйственного годового цикла. Сам амбар (по данным археологических раскопок и изображениям на древней бронзовой утвари) имел простую геометрическую форму, обусловленную его утилитарным назначением. Он был построен из массивных деревянных бревен, перекрещенных по углам, а крыша нависала над глухими стенами. Форму этих древних построек можно рассматривать как первую стадию чисто японской архитектурной концепции, получившей развитие в храмовом зодчестве последующих веков.

Дальнейший этап - сложение на этой основе синтоистского святилища, синтезировавшего в себе отобранный вековым опытом и наиболее рациональный в условиях постоянных землетрясений, влажного климата и сильных ветров тип деревянного зодчества. Его классический образец - святилище Исэ, сохранившееся до наших дней благодаря традиции полной реконструкции комплекса каждые двадцать лет, впервые произведенной в VII веке.

Святилище в Исэ. I-III вв.

Храмовый комплекс Исэ, находящийся в гористой лесной местности близ Тихоокеанского побережья, состоит из двух отделенных значительным расстоянием святилищ: внутреннего - Найку, посвященного главному божеству синтоизма богине солнца Аматэрасу, и внешнего - Гэку, посвященного божеству злаков Тоёукэ. Их возникновение восходит к началу нашей эры. Каждое состоит из множества построек, в основу которых положен один и тот же простой тип, повторяющийся с небольшими вариациями. Глухой прямоугольный объем главного храма поднят на столбах и окружен невысокой галереей. Массивная крыша из прессованной коры кипарисового дерева образует навес. Сверху по коньку крыши положены девять коротких бревен - кацуоги, которые в амбарах использовались для добавочной нагрузки на кровлю, а затем вместе с другими конструктивными деталями стали символом дворца правителя и храма. В храме помещались лишь священные символы - атрибуты божества, и входить внутрь разрешалось только верховному жрецу (его функции впоследствии всегда исполнял император). Считалось, что невидимые боги населяют храм и окружающее его пространство.

 

Автор: Н.С. Николаева

 

Предыдущая статья здесь. Продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Рамблер / Топ-100