На протяжении многих веков японская скульптура развивалась в рамках сложившегося на континенте иконографического канона и вся ее эволюция совершалась внутри него, хотя и зависела от менявшихся этических и эстетических идеалов времени, от владения мастерством обработки материалов и общей культурой пластического мышления. Как известно из исторических источников, первые буддийские статуи были привезены из корейского государства Пэкче еще в середине VI века. Они служили образцом для работ японских мастеров, так же как и произведения приглашенных с континента скульпторов. Таковы статуи Кудара Каннон из Хорюдзи в Нара и Мироку Босацу из Корюдзи в Киото (VII в.).

Из сохранившихся памятников наиболее ярким примером раннего стиля японской пластики может служить так называемая Триада Сяка, главная святыня монастыря Хорюдзи, находящаяся в Кондо. На основании надписи на нимбе статуи известно, что она была исполнена в 623 году мастером Тори.

Из сохранившихся памятников наиболее ярким примером раннего стиля японской пластики может служить так называемая Триада Сяка, главная святыня монастыря Хорюдзи, находящаяся в Кондо. На основании надписи на нимбе статуи известно, что она была исполнена в 623 году мастером Тори.

Скульптурная группа сравнительно небольшого размера (высота центральной статуи 86,4 см) состоит из фигуры сидящего на троне со скрещенными ногами Будды Шакьямуни и стоящих справа и слева от него бодхисаттв. Фоном служит единый высокий нимб с орнаментом и семью небольшими рельефными изображениями будд. Скульптура выразительна не своим объемом, а графическими качествами - силуэтом, линейным рисунком складок одежды и орнамента нимба.

Скульптор Тори. Триада Сяка. Бронза. 623 г. Пара, Хорюдзи

Пирамидальное построение центральной части Триады Сяка, длинные ниспадающие одежды с симметрично расположенным узором складок подчеркивают бесплотность тел и создают образ торжественный, монументальный, но при этом и очень условный, схематизированный. Лики, почти без изменения повторенные трижды во всех изображениях, застылы и неподвижны, невидящий взгляд делает их еще более непроницаемыми и отчужденными. По своим пластическим свойствам Триада Сяка тяготеет к плоскостности рельефа, построенного на основе орнаментального ритма, при котором скульптура теряет свою объемность, живет по законам двухмерного изображения.

Символический смысл, расширительное толкование отвлеченных религиозных идей, заключенных в образе Будды, раскрываются не столько пластическими, сколько декоративными средствами. Именно они оказываются преобладающими в художественном ансамбле храма. Все детали композиции и орнамента повествуют о местоположении Будды в космической иерархии, о жизни неба и земли: нимб, расположенный над статуей, балдахин с подвесками, расчлененный на ступени трон, наконец, цветы лотоса, на которых стоят бодхисаттвы. Разработка этих деталей, освоение новых узоров, их ритмического построения отодвинули на второй план собственно пластические задачи. Мотив изогнутых стеблей и клубящихся облаков повторяется во всем убранстве храма, так что скульптуры алтаря оказываются внутри единой ритмической организации ансамбля. Включение скульптуры в общее декоративное убранство храма было тем новым качеством, которое появилось на японской почве в искусстве раннего средневековья.

        

Автор: Н.С. Николаева

Предыдущая статья здесь. Продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Рамблер / Топ-100