Новые стилистические черты в искусстве Древнего Китая формируются на рубеже нашей эры. Расцвет художественной культуры связан с первым объединением разрозненных царств под властью династии Цинь (221-207 гг. до н. э.) в единую империю, достигшую особенного могущества в период династии Хань (206 г. до н. Э.-220 г. н. э.). Централизация власти сказалась в проведении многих реформ общегосударственного значения. Уничтожились границы царств, была упрощена и унифицирована письменность, установлены единая денежная единица, единые меры длины и веса. Наладившаяся во II веке до н. э. караванная торговля между Китаем и Средней Азией открыла дорогу на запад, так называемый Великий шелковый путь, что способствовало новому ощущению мироустройства, обогатило китайское мышление разнообразными познаниями и представлениями об обитателях дальних стран.

Ведущей идеологией крепнущей рабовладельческой империи Хань стало реформированное конфуцианство, отождествившее власть императора с властью неба и давшее новое толкование китайским мифам. Создалась первая легендарная история Китая, включившая культ первопредков и повествующая о «золотом веке» правления мудрых государей. Упрочение позиций конфуцианства, придающего искусству важное государственное воспитательное значение, выдвинуло на первый план новые его виды, в которых господствовало повествовательное начало. Наиболее важное место заняли настенный рельеф и живопись погребений.

Объединение страны положило начало большим строительным работам. Самое крупное сооружение Древнего Китая - Великая китайская стена как бы олицетворила своим замыслом - отгородить север страны от набегов кочевников - мощь утверждавшей себя централизованной державы. Чрезвычайно устойчивая и широкая (высотой до 10 м и шириной до 5-8 м), она представляла собой одновременно и крепостное сооружение и дорогу, идущую по уступам горных хребтов.

Четкость и упорядоченность планировки характеризуют главные центры Ханьского государства - Лоян и Чанъань, выстроенные по установленным в трактатах правилам. Город, отражавший представления о правильной структуре мироздания и порядке, господствующем в Поднебесной, мыслился как завершенная в своих очертаниях крепость, обнесенная стенами и рвом с высокими деревянными дозорными башнями и расположенными строго друг против друга массивными воротами. По свидетельству письменных источников, такие дворцовые комплексы, как Вэйянгун в Чанъани, также обносились стеной. План богатых усадеб повторял в миниатюре очертания столицы. Об их характере мы можем судить по рельефным изображениям на стенах погребений из Сычуани и других мест. Замкнутые в прямоугольник стен, ориентированные фасадом на юг, они состояли из ряда построек, обращенных окнами в глубь двора, расчлененного посредине стеной и входом на две части - жилую и хозяйственную. Типы планировки усадеб сводились к двум: саньхэюань, в котором двор обрамлялся тремя павильонами и воротами, и сыхэюань, в котором его ограждали четыре павильона.

Жилая усадьба. Гравированный рельеф из погребения в уезде Инань

(провинция Шаньдун).

Период Ханъ

 

Керамическая модель многоэтажного жилого дома. Период Хань.

Канзас-сити, Галерея искусств Нельсона

 

Не менее продуманными по своей структуре были и погребальные склепы знати. В связи с тем, что культ усопшего стал одним из важнейших священнодействий, покойника должны были окружать все прижизненные почести и оберегающие знамения.

Богатых людей хоронили, по обычаям древности, в подземных сооружениях, к которым подводила аллея духов - охранителей могилы, обрамленная скульптурами крылатых львов и каменными входными пилонами. В комплекс входили и небольшие наземные святилища - цытаны. Применение камня и кирпича способствовало усложнению планировки подземных гробниц, пространство которых расчленялось стенами и колоннами на ряд помещений. Культ предков объединял все виды искусства - архитектуру, скульптуру, живопись и драгоценную утварь - в единый ансамбль. Каменные двери орнаментировались фигурами стражей, колонны завершались резными капителями в виде фигур драконов. В погребениях обнаружено множество расписных глиняных моделей усадеб, многоэтажных домов и башен, зеркала, курильницы, светильники, ткани, бронзовые и глиняные сосуды, а также глиняные фигурки танцовщиц, музыкантов, слуг, животных, полные динамики живой непосредственности. Ведущая роль принадлежала заполнявшим стены гробниц фризообразно расположенным рельефам из каменных (на севере страны) и кирпичных (на юге) плит.

Мир легенд, получивших в ханьское время свое развернутое сюжетное оформление, предстает в рельефах погребений в своем новом, двойственном - конфуцианско-даосском - аспекте. Дидактическое начало перетолкованных в духе конфуцианской этики мифов сплелось с фантастикой древних культов природы, воспринятых с позиций космогонических воззрений. Зооморфные мотивы стихий природы дополнились жанровой тематикой легенд о правителях и героях древности. Все стихии и все зафиксированные конфуцианской моралью образцы легендарных добродетелей должны были обеспечивать человеку охрану в загробном мире.

Погребения обнаружены в разных провинциях Китая. Но наиболее богаты по содержанию рельефы Шаньдуна и Сычуани. Они отражают изменения, которые произошли в представлении древних китайцев о миропорядке в первых веках нашей эры.

Сцена охоты. Гравированный рельеф из погребения в провинции Сычуань.

Период Хань

Многообразные по темам и многозначные по символике рельефы погребения Улянцы в Шаньдуне, восходящие ко II веку н. э., гораздо более широко, чем прежде, повествовали о соотношении жизни людей со светилами, странами света, царствами воды и воздуха. Развивая ряд тем, намеченных в узорах древней бронзы, они включали их в новые более сложные многофигурные композиции. Плоские, едва выступающие над поверхностью каменных плит рельефные фризы погребения Улянцы указывают на строгое соответствие всех изобразительных мотивов культовому назначению. Три небольших прямоугольных в плане святилища отражали представления о стране бессмертия богини Запада Сиванму, царстве божества Востока Дунвангуна, сферах неба, земли и воды. Важное место было отведено назидательным легендам. В качестве животных - охранителей стран света в рельефах, как и на пилонах аллеи духов, фигурировали феникс, тигр, дракон и черепаха. Емкие и многозначные по своему символическому смыслу, их изображения отождествлялись не только с югом, западом, востоком и севером, но и с пятью элементами, составляющими основу мира, - огнем, металлом, деревом, водой и землей. Их символика сплеталась и с культами плодородия, светилами, как бы связывая человеческую судьбу многочисленными нитями с мирозданием.

Природа, показанная в мифологическом аспекте, не служит специальным мотивом рельефов. Она либо фигурирует в виде отдельных элементов фона, либо осознается как извечное противоборство стихий воды и воздуха, представленных в виде мчащихся в клубах облаков хвостатых чудовищ - драконов, подчиненных неистовому ритму движения. Но в осмысление ее законов уже проникают новые идеи иерархии и порядка. Вселенная уподобляется структуре государства, разделенного на сферы Запада и Востока, управляемые могущественными владыками; четыре стороны света, созвездия и планеты отождествляются с конкретными животными, воплощаются в облике антропоморфных духов и божеств, образуют полные жизни жанровые сценки. Так, бог грома изображен высекающим молотом гром из змеи-радуги, божество Большой Медведицы выезжает на небо в повозке - ковше из семи звезд. Легендарные первопредки Нюйва и Фуси изображаются полулюдьми-полузмеями, но в то же время наделяются атрибутами установления земных порядков - циркулем и угольником.

Назидательные сцены отличаются еще большей повествовательностью. Здесь представлены целые серии рассказов о верных женах, сыновних добродетелях. Каждая сцена отделяется от другой вертикальной табличкой с надписью, уточняющей сюжет. Ритм движения наполняет все сцены жизнью, придает плоским силуэтам многообразие. В назидательных сценах он исполнен плавного спокойствия. В сценах борьбы стихий, напротив, движение показано неразрывным и слитным. В изображениях животных и людей выработаны четкие каноны. Выявляются не характеры, а условные типы, подчеркиваются не эмоции, а действие. Боги больше людей. Однако они одеты, как и люди, в костюмы чиновников, изображены в одинаковых с ними позах и с теми же жестами. Для выражения ужаса и гнева, почтения и смирения употреблены стереотипные приемы - вставшие дыбом волосы, согбенные спины. И вместе с тем при стилистической общности ханьских рельефов в каждом погребении они по-своему неповторимы. Рельефы погребения Улянцы легко отличить от рельефов инаньского погребения, также расположенного в пределах провинции Шаньдун. В рельефах Сычуани ощутима еще большая отточенность изобразительных приемов. Породистые горячие кони, мчащие легкие колесницы, или сцены охоты на диких уток выгравированы не только с редкостным знанием жизни, но и с непередаваемым изяществом.

Конь с повозкой. Керамическая скульптура из погребения.

Период Хань

В каждом погребении канонизируются ритмические приемы, помогающие усилить эмоциональное впечатление. Красота и завершенность контура, найденность позы, точность жеста помогали выявить гармонию мира.

Искусство обработки каменных плит достигало в ханьское время большой виртуозности. Тяготеющее к иллюстративности, оно находилось на грани разных видов творчества, решая одновременно и графические и пластические задачи.

Настенная живопись, о которой можно судить по многоцветным росписям погребения знатного сановника уезда Ванду (126-144 гг. н. э.), свидетельствует о большом сюжетном и стилистическом соответствии этих двух дополняющих друг друга видов искусства. Употребление неярких и светлых тонов, прозрачных минеральных красок в росписях придавало им нежность и легкость, позволяло отчетливо выделить контурные линии. Мастерство линейного штриха было в ханьской живописи таким же выразительным, как и в рельефах.

Орнаментация предметов художественного ремесла - сосудов, бронзовых зеркал, резных изделий из нефрита - находилась в соответствии со стилем рельефов и росписей, отличаясь от них вместе с тем иными композиционными и колористическими приемами. Для бронзовых сосудов ханьского времени характерны ясные утилитарные формы, почти полное отсутствие орнамента. Столь же просты и декоративные элементы глиняных изделий, украшенных скульптурными поясами, расписными геометрическими мотивами.

Древний период, завершившийся в Китае вместе с падением Ханьского государства, сметенного восстанием рабов в III веке н.э., положил начало длительной художественной традиции китайского искусства.

 

Автор: Н.А. Виноградова

Предыдущие статьи здесьздесь и здесь.

 

 

 

 

 

 

 

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100