Одной из самых представительных категорий персонажей в системе образов юаньской драмы являются сановники. Традиционная политическая мудрость всегда настаивала на том, что едва ли не главным качеством хорошего правителя является умение окружить себя достойными помощниками. Считалось, что так обычно бывает во время возвышения династии. Когда же путь династии клонится к упадку, вокруг правителей появляются люди себялюбивые, неумные, слабые, коварные. Эти представления отражены и в драмах.

Из всех моральных атрибутов достойного сановника больше всего ценится верность своему долгу перед страной и олицетворяющим ее государем. Выдвижение на первый план понятия верности, служения долгу не является исключительной принадлежностью китайской сред­невековой культуры. Но в Европе высшей формой исполнения долга полагалось служение Богу.

В Китае же почетнейшим видом служения представлялась государственная служба. Коль скоро идеальный государь «управляет не действуя», роль сановников в государственных делах, их влияние на судьбы людей становятся решающими. Этим объясняется более строгий, нежели в случае с правите­лями, подход к оценке их деяний, недвусмысленность эти­ческих вердиктов. В пьесах действуют не просто министры или правители областей, а четко очерченные типы «преданно­го министра», «придворного интригана», «несправедливо обиженного сановника», «корыстолюбивого злодея». Все по­ступки и эмоции этой категории персонажей драматурги мо­тивируют соображениями государственными, карьерными или престижными, даже если речь идет о делах семейных.

Главная доблесть достойного сановника состоит в том, чтобы неукоснительно, не страшась преследований и смерти, выполнять свой слу­жебный и гражданский долг. Тема трагического конфликта между дол­гом и чувством и возникающего отсюда разлада в душе героя не занимает умы юаньских драматургов. Их персонажи отчетливо знают, как им надлежит поступать в трудных ситуациях, и если они уклоняются от должного образа действий, то из вполне конкретных, обычно корыстных побуждений. Как бы сама собой разумеется и готовность пожертвовать жизнью во имя нравственного долга. Случаи морально мотивированных самоубийств в пьесах весьма многочисленны, и всегда герои умирают стоически, без жалоб. В этом не приходится искать проявления некоего «восточного фатализма», недостаточного осознания ценности человеческой жизни. Когда персонажу грозит безвинная казнь, он ропщет, вопиет к Небу о творящемся беззаконии и умирает так и не смирившись. Тезису о делении персонажей из официального мира на хороших и плохих не противоречит то, что в некоторых случаях положительные в целом действующие лица совершают проступки. В таких случаях речь должна идти не о сложности и противоречивости духовного облика персонажа, а о его временном отклонении от правильного образа действий, объясняемом внешними обстоятельствами или неумением быстро совладать с мелкими страстями. Показывая прегрешения хороших в сущности людей, драматурги достигали двойной цели — сделать пьесу более занимательной и преподать зрителям урок морали.

Автор: В.Ф. Сорокин

 

Предыдущая статья здесь, продолжение следует

Google Analytics

Яндекс. Метрика