Уставом 1822 г. предусматривалось образование семи полков городовых казаков в Сибири, в том числе на востоке — Енисейского, Иркутского, Забайкальского и Якутского. В состав полков были зачислены те городовые казаки, которые не имели прочного хозяйства или несли службу в пунктах, отдаленных от постоянного места жительства. Остальные городовые казаки были переведены в разряд станичных, с отбыванием службы либо в местах жительства, либо в пределах 100-верстного расстояния. За службу казакам, как станичным, так и полковым, отводились земельные наделы по 15 дес. на человека. Продажа отведенных казакам земель была воспрещена. Кроме земельного надела, казакам городовых полков назначалось денежное жалованье, провиантское довольствие и фураж. В случае дальних командировок городовые казаки получали дополнительные порционные деньги. Станичным казакам довольствия не полагалось, но они имели значительные налоговые льготы.

В некоторых городовых полках состояли еще отдельные команды (например, в Якутском — Охотская и Гижигинская). Кроме того, на Камчатке была отдельная, не входившая ни в какой полк Камчатская городовая казачья команда. С 1822 г. ее казаки также жили согласно уставу Сперанского, получая денежное жалованье, провиантское довольствие и фураж.

Один из новых городовых полков, Забайкальский, был сформирован 21 июня 1823 г. Полк состоял из пяти сотен. Главная 3-я сотня — в Селенгинске, 4-я — в Читинском остроге (на фото), 5-я — в Нерчинске. В 1824 г. 3-я квартира его и две первые сотни располагались в Верхнеудинске, сотня была переведена в Верхнеудипск, а в Селенгинск регулярно направлялся наряд казаков. По уставу 1822 г., штат полка должен был состоять из 571 чел.: атамана, 5 сотенных, 5 хорунжиев, 18 пятидесятников, 28 урядников, 7 писарей, 7 мастеровых и 500 казаков. Но практически за все время его существования состав не достигал штатного количества. Так, в 1824 г. в полку числился 431 чел., в 1831 г. — 546, в 1847 г. — 555 чел.

Служившие в полку получали жалованье: атаман — 400 руб., сотенный — 270, хорунжий — 240, пятидесятник — 36, мастеровые и писари — по 24, урядник — 12 и рядовые казаки — 6 руб. в год. Таким образом, оклад атамана почти в 67 раз превышал оклад рядового казака. Урядникам и казакам выдавался провиант: 3 четв. муки, 24/в четв. крупы в год. Командиры получали провиант на прислугу. Фуражное довольствие полагалось атаману на 4 лошадей, офицеру — на 3, уряднику — на 2, всем остальным— на 1. Имели казаки и земельные наделы, но часто в неудобных и отдаленных местах.

Согласно уставу 1822 г., казаки могли заниматься различными видами промышленности, торговлей, рыбным и звериным промыслом, извозом и т. д. Но лишь офицеры и зажиточная верхушка пользовались этими правами. Так, в 1823 г. казачий офицер Селиванов, имея собственные суда, перевозил по Байкалу различные грузы. Рядовые же казаки находились «в беспрерывной и бессменной службе». Им приходилось исполнять различные обязанности в отдаленных районах: в дозорах, караулах, на золотых приисках, при сопровождении транспортов и конвоировании ссыльных. В результате казаки не имели «свободного времени для работы и поддержания своего семейства». Условия жизни рядовых казаков были чрезвычайно тяжелыми. Это вынуждено было признать и начальство. 8 октября 1846 г. атаман Забайкальского полка докладывал, что «при осмотре первых трех сотен казаков он нашел их в самом бедном и жалком положении».

Автор: О.И. Сергеев

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика