Хотя до наших дней не сохранилось памятников светского зодчества VII-VIII веков, по обнаруженным раскопками остаткам дворцов Чанъани видно, что традиционные архитектурные приемы получили в танское время новое выражение.

Следы расположенных за северной стеной столицы приемных залов, площадей и дворов огромного дворцового комплекса Дамингун указывают на тяготение к монументальным формам. Один лишь стилобат предназначенного для торжественных пиршеств павильона Линь дэдянь (Павильон единорога). Восходящие к этому же времени живописные изображения многоэтажных дворцов, подобные дошедшему до нас в копии свитку живописца VII-VIII веков Ли Чжао-дао «Река Цюй» (Пекин, музей Гугун), позволяют судить и о новом художественном оформлении парадных зданий. Строгая рациональность соединялась в них с большей живописностью. Террасы, галереи и мосты связали здания в единый ансамбль с парками. Облицованные светлым камнем платформы стали выше, суровая простота деревянного каркаса сменилась цветовой звучностью окрашенных лаком колонн и карнизов, выделяющихся на фоне листвы. Подкровельная часть украсилась отличавшейся от прошлого своей красотой и сложностью системой мощных резных деревянных кронштейнов, подчеркивавших пластическую выразительность утяжелившейся кровли. Особую значимость приобрели массивные, зачастую двухъярусные черепичные крыши, возносившие дворцы над остальными зданиями, определявшие роль каждого комплекса в общем ритме столичного ансамбля. Их углы впервые столь отчетливо и плавно изогнулись кверху, выносы кровли приобрели небывалый прежде широкий и свободный размах, защищая дом от непогоды и зноя, воспроизводя своими очертаниями силуэты окрестных деревьев и холмов, занимал площадь 130,41 х 75,55 м и насчитывал 192 массивных деревянных столба, опирающихся на каменные базы.

Торжественный облик ансамбля города дополняли монастыри. Поскольку буддизм на протяжении VII - начала VIII века играл в государстве важную роль, являясь официальной идеологией, буддийские храмы заняли в столице большие пространства, приобрели особую парадность. Предназначенные для пышных обрядов, утверждающие всей своей структурой порядок вещей и явлений, господствующий в окружающем мире, монастырские комплексы танского времени отличались не только значительностью размеров, но и подчеркнутой симметричностью планировки, воспроизводившей основы иерархического устройства города. Все в них, начиная от широкой центральной аллеи, ведущей через главные ворота к площади, раскинувшейся перед главным храмом, праздничности вознесенных на каменные платформы и расположенных по единой оси друг за другом храмов, кончая величавой гармонией высящихся в глубине залов на алтарных постаментах золоченых и расписанных красками статуй буддийских божеств, было подчинено принципу строгой симметрии.

Об особенностях деревянных храмовых сооружений танского периода, уничтоженных антибуддийскими выступлениями, разрушенных войнами и пожарами, позволяет судить уцелевший в горах Утайшань (провинция Шаньси) павильон Дасюнбаодадянь ансамбля буддийского монастыря Фогуансы, выстроенный в 857 году. Одноэтажный прямоугольный в плане павильон, длиной в 36 м, со своими широкими дверными проемами, крышей, крытой серо-голубой черепицей, каменной платформой, несмотря на сравнительно небольшие размеры, производил впечатление монументальности. Это ощущение величавой уравновешенности масс подчеркивалось плотностью торцовых стен, мощностью деревянных доугунов, вздымающих тяжелые выносы крыши, отчетливостью линий ее ребер, энергичностью изгибов конька и общей пропорциональностью соотношений, воссоздающей торжественный стиль танского зодчества.

Важную роль при храмах играли пагоды. Эти мощные башни, возведенные из крупного, прочного светлого кирпича, в отличие от хрупких деревянных строений утверждавшие идею вечности, стали неизменными компонентами городского ансамбля, способствуя выявлению и кристаллизации всех особенностей танского архитектурного стиля, отличавшегося от ранних образцов значительно большей геометрической уравновешенностью и ясностью членений, отсутствием каких-либо украшений и почти математической логикой роста.

Две кирпичные пагоды Чанъани - Даяньта (Большая пагода диких гусей; 652-704) и Сяояньта (Малая пагода диких гусей; 707-709), расположенные в центральной и южной частях столицы, являлись ее главными вертикальными вехами, определяя характер городского пейзажа, связывая его с окружающим горным ландшафтом. Квадратные в плане высокие башни (Даяньта - 64 м, Сяояньта - 45 м), напоминающие строгостью своих очертаний крепостные сооружения, построенные на ритме простых прямых линий и повторяющихся в уменьшенном виде объемов, воплощали в своих благородных ясных и монументальных архитектурных формах дух, свойственный танской эпохе.

 

Автор: Н.А. Виноградова

Предыдущая часть здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100