Сунская архитектура, хотя и основывается на традициях танского зодчества, выявляет более сложную и неоднородную картину нового этапа. В пору расцвета северосунского государства (960-1127) китайское зодчество не ослабило своего поступательного развития. Его принципы и рациональные основы оказались ведущими в строительном опыте не только соседних стран, но и завоевателей северных территорий-киданей и чжурчжэней, привлекавших китайских мастеров для возведения храмов, пагод, светских сооружений в отвоеванных ими городах - Даминчэн (Датун) и др.

Раздвинули свои пределы, приобрели еще больший блеск и размах и сами города Сунской империи. В них сосредоточивались более разнообразные, чем прежде, виды ремесел, процветала торговля. Особенно расширились южные центры-Цзинлин (Нанкин), Сучжоу, Гуанчжоу, Чэнду и Линьань (Ханчжоу), а также города, стоящие на судоходных реках и каналах, подобно столице Северных Сунов Бяньлян (Бяньфу, Бяньцзин - современный Кайфын). В новой столице в связи с изменившимися потребностями времени были проведены многие градостроительные реформы. Был разработан план расширения и украшения столицы, увеличилась протяженность городских стен с 40 до 50 ли, были уничтожены стены фанов, разделявшие город на маленькие ячейки и мешавшие теперь уже круглосуточному движению пешеходов и караванов. Главные магистрали превратились в торговые улицы, застроенные рядами двухэтажных лавок и харчевен; обсаженные деревьями каналы и реки покрылись сетью изогнутых, искусно выстроенных арочных мостов. Ансамбль императорского дворца, огражденный кирпичными стенами окружностью в 5 ли, отодвинувшись от северной стены, занял центральную часть осевой магистрали столицы. Разнообразнее стали типы жилых и культовых сооружений, изощреннее архитектурные формы.

Расширение градостроительства, введение новых материалов и обогащение строительных приемов вызвали в период Сун необходимость в создании единой архитектурной системы, которая воплотилась в государственный свод правил по строительству «Инцзао фаши» («О формахи методах строительства»), созданный Ли Мин-чжуном в 1103 году. В этом трактате, обобщившем опыт предшествующих столетий и предопределившем на многие века пути китайской архитектурной мысли, выявились тенденции к унификации строительных методов дворцовой, храмовой и отчасти жилой архитектуры. Было установлено восемь типов балок, размер которых стал модулем цай, указывающим величину пространства как отдельной конструктивной ячейки, так и всего здания. Все размеры конструктивных деталей - доугунов, сечения колонн зависели, в свою очередь, от минимального модуля фэн, составлявшего одну пятнадцатую от модуля цай.

Такая типизация деталей способствовала быстроте и точности выполнения работ и в то же время открывала пути для самых разнообразных вариаций и творческих решений. В трактате Ли Мин-чжуна важное место было отведено также вопросам декоративной отделки деревянных конструкций, фасадов и интерьеров, резьбе по дереву и камню. Пристальное внимание к орнаментации, к архитектурным деталям, к более гибкому и многообразному соединению зданий с природным окружением, характерное для сунского времени, отражало важные процессы, совершившиеся на протяжении Х-XI веков в социальной и духовной жизни страны. Оно было знаком нового, усложнившегося понимания взаимосвязи человека и природы.

Стиль деревянных дворцовых и храмовых сооружений периода Сун эволюционирует в сторону большего изящества, живописности форм. Конструкция дворцов и храмов, примером которых может служить храм монастыря Дулэсы в провинции Хэбэй (X в.), становится более сложной и в то же время менее массивной и строгой, общий рисунок крыш смягчается. Зачастую потолки, балки и колонны разнообразных помещений украшает резьба. Для покрытия крыш порой применяется глазурованная черепица, а для стен и доугунов - многоцветная роспись. На протяжении Х-XI веков, несмотря на утрату буддизмом своей общегосударственной значимости, продолжают возводиться многочисленные буддийские храмы и пагоды. Типы этих сооружений, следуя сложившимся и отстоявшимся веками принципам, в то же время отражают перемены, произошедшие в понимании архитектурного образа.

О характере сунского храмового зодчества дает представление небольшой (21 х 18 м) павильон храма Шэнмудянь монастыря Цзиньсы (1023-1031), расположенного недалеко от Тайюаня в провинции Шаньси. Помещенный в живописной местности близ водоема, в окружении тенистых деревьев, вознесенный на белокаменную платформу и увенчанный двойной черепичной синей крышей, павильон со сложными кронштейнами, легкими колоннами, обвитыми рельефными изображениями драконов, с широкой обходной галереей, смягчающей переходы от дневного света к сумраку интерьера, существенно отличался от танских храмов с их строгими массивными формами, серыми, лишенными яркого блеска крышами.

Видоизменились в своих конструктивных и эстетических принципах и пагоды. Зачастую по-прежнему большие и монументальные, они усложнились в своих планах и декоративном оформлении, стали шести- и восьмигранными, подобно пагоде Люхэта в Ханчжоу (960 - 1156), пагоде Бэйсыта в Сучжоу (1031 - 1062) или Ляодита в уезде Динсянь (1001-1055). В них появились многие конструктивные новшества. Они окружались обходными галереями (примером чего может служить пагода Шицзята 1056 г., выстроенная на территории киданьского царства).

Пагода Шицзята храма Фогунсы в Инсяне. Провинция Шаньси. 1056 г.

В них соединились такие разные материалы, как камень, кирпич и дерево, в декоре нашли применение бронза, железо, орнаментированные чугунные плиты. В конструкцию многих пагод был введен массивный центральный столб, позволивший усилить их прочность, увеличить объем, придать им большую устремленность вверх.

Уже в таких ранних сунских пагодах X века, как Хуцю (Пагода тигрового холма), ощутимы значительно большая вытянутость пропорций, стремление к живописности, к слиянию с природным окружением в единое гармоническое целое. Плавный силуэт этой сорокасемиметровой башни, венчающей высокий лесистый холм в окрестностях города Сучжоу, открывался с далекого расстояния. Еще большая стройность и декоративность форм отличает пагоду Тэта («Железную» пагоду), возведенную в 1041 -1044 годах в столице государства Северных Су нов - Бяньляне. В облицованной узорными глазурованными керамическими плитами цвета ржавчины пятидесятисемиметровой октогональной в плане башне, насчитывающей тринадцать ярусов, окончательно исчезла материальная весомость танских пагод. Она легко и плавно вздымается ввысь, острые углы ее крыш подхватывают и развивают ее движение кверху, изгибаются наподобие ветвей стройной ели.

Тэта («Железная» пагода) в Кайфыне. 1041-1044 гг.

Многие пагоды этого времени украшаются скульптурными мотивами, тяготеют к скульптурным формам. Стремление к пластичности особенно проявляется в каменных пагодах, распространенных в X веке на юге страны. Небольшие по размерам (высотой 7-8 м), лишенные внутреннего пространства, они уподоблялись скульптурам, составляли своеобразный переход от простых рациональных форм архитектуры к стихийным формам живой природы.

 

Автор: Н.А. Виноградова

Предыдущая часть здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100