Шли  годы.  Постоянные  завоевательные  войны,  дорогостоящий  государственный  аппарат,  а  главное  —  разорение  свободных  земельных  собственников  постепенно  подтачивали  экономическую  основу  империи  Ханей.  Как следствие  роста  крупной  земельной  собственности  и  одновременного  разорения  свободных  общинников  возни­кают  новые  формы  частной  зависимости,  которые  скорее  всего  можно  квалифицировать  как  феодальные.  Уже  во II в. до н. э., т. е. в период наибольшего расцвета империи,  мы  видим  зачатки  этих  новых  отношений.  Постепенно они становятся доминирующими.

Недовольство крестьян тяжелым налоговым гнетом,  многочисленными  государственными  повинностями,  жестокими  «мерами  пресечения»  неоднократно  служило  причиной  народных  восстаний.  Одно из  них  —  «Восстание  краснобровых»  (18—28  гг.)  привело к  падению  Ранней,  или  Западной,  Ханьской  династии.  Ее  место  заняла  другая  ветвь  ханьского  дома,  известная  в  истории  под  именем  Поздней  или  Восточной  (при  ней  столица  была  перенесена  из  дотла  сожженной  Чанъани  на  восток,  в  Лоян).  Разразившаяся  на  рубеже  II  и  III  вв.  крестьянская  война  «Желтых  повязок»  (184—208  гг.)  вызвала  окончательный  распад  ханьской  империи,  расколовшейся  на  отдельные  царства.  Последовавший за  этим  так  называемый  период  Троецарствия,  по  общему  мнению,  является  эпохой  господства  феодальных  отношений.

Время  существования  империй  Цинь  и  Хань  представляет  особый  этап  в  истории  китайской  культуры.  Н.  И.  Конрад  определяет  его  как  период  «поздней  античности».  Духовная  жизнь  ханьского  общества  определялась  тогда  целым  рядом  специфических  факторов,  которые  так  или  иначе  влияли  на  поэзию  того  времени  и  ее создателей.

Начнем  с  того,  что  подданный  ханьской  империи  жил  в  стране,  правитель  которой  официально  именовался  богом.  Это  не  было  пустым  словом  —  владыка  Поднебесной,  казалось,  обладал  властью  и  могуществом  не  меньшими,  чем  многие  божества  языческого  пантеона.  В  его  руках  была  жизнь  и  смерть  подданных:  вспомним  хотя  бы,  что  за  преступление  против  священной  особы  императора  уничтожался  не  только  сам  преступник,  но  и  все  три  ветви  его  рода:  род  отца,  род  матери  и  род  жены.  Земной  бог  мог  лишить  урожая,  обездолить  целую  область,  но  он  же  был  в  состоянии  вознести  чело­ века  на  вершину  жизненного  благополучия.  Ему  не  хватало  только  бессмертия  —  и  он  старался  получить  этот  недостающий  атрибут,  прибегая  к  помощи  магов,  снаряжая  тысячи  людей  в  далекие  экспедиции  «на  край  земли».  Впрочем,  на  заре  человечества  умирали  даже  боги,  так  что  здесь  отсутствовала  сколько-нибудь  значительная разница между ними и императором.

Правда,  это  был  языческий  бог  —  грозный  и  свирепый,  но  далеко  не  равный  в  своем  могуществе  богам  монотеистических  религий.  Мы  помним,  что  обращение  древнего  человека  со  своими  богами  нередко  зависело  от  их  отношения  к  нему:  человек  мог  прогневаться  на  божество  и  даже  пытаться  наказать  его.  Точно  так  же  император  мог  истощить  терпение  своих  подданных:  запятнав  себя  делами,  которые  даже  с  точки  зрения  тогдашней  морали  выглядели  злодейскими,  он  утрачивал  в  их  глазах  свое  «небесное  предназначение»,  и  тог­ да  всякое  выступление  против  отвергнутого  становилось  уже  выражением  гуманности  и  справедливости.  Поэтому  даже  Сын  Неба  не  был  вполне  свободен  в  своих  действиях  —  его  поведение,  как  и  поступки  любого  жителя  страны,  определялось  целым  комплексом  норм  и  установлений,  так  называемых  ли,  апологетами  которых  вы­ ступали  конфуцианцы.  У  нас  слово  ли  часто  переводят  как  «этикет»  или  даже  «церемонии»,  —  в  действительности  же  ли  представляли  собой  установления,  регулирующие  жизнь  человека  в  обществе,  нормы  обычного права, охватывающие очень широкий круг явлений.

Важной  составной  частью  ли  было  сяо  —  принцип  почитания  старших.  Идея  эта,  идущая  из  глубокой  древности,  была  оформлена  конфуцианством  в  стройную  систему  и  поставлена  на  службу  классовому  обществу.  Сяо  включало  в  себя  не  только  почитание  родителей:  старшим  был  император,  каждый  его  чиновник  тоже  претендовал  на  звание  «отца  и  матери  народа»,  стараясь  освятить  свою  деятельность  авторитетом  сяо,  —  мысли­ лось,  что  «почтительностью»  должна  быть  пронизана  вся  жизнь  общества  сверху  донизу.  Интересно,  однако,  что  в  ханьскую  эпоху  правом  присваивать  звание  «почти­ тельного  сына»,  т.  е.  морально-совершенного  человека,  продолжали  пользоваться  руководители  общины —  утрачивая  реальную  политическую  власть,  они  все  еще  сохраняли ее в области морали и культа.

Различные  местные  культы,  связанные  с  межобщинными  объединениями,  по-прежнему  пользовались  наибольшей  популярностью  среди  простого  народа.  Очень  распространено  было  поклонение  духам  рек  и  гор,  на  Юге  процветал  шаманизм.  Знаменитые  «три  учения»  —  конфуцианство,  буддизм  и  даосизм  —  еще  не  играли  в  повседневной  жизни  ханьских  земледельцев  той  роли,  что  у  их  потомков.  Буддизм  в  ханьскую  эпоху  только  начинает  проникать  в  Китай  —  образование  более  или  менее  значительных  буддийских  общин  в  городах  Пэн-чэне  и  Лояне  относится  к  концу  этого  периода  (I -  II  вв.) 11 .  Трансформация  философии  даосизма  в  религиозную  систему  также  происходит  где-то  на  рубеже  нашей  эры,  но  заметное  влияние  в  народе  даосизм  приобретает  уже  во  II  в.,  когда  его  проповедникам  удается  возглавить  восстание  «Желтых  повязок».  Конфуцианство  утвердилось  в  качестве  официальной  идеологии  при  Раннеханьской  династии  (II - I  в.  до  и.  э.),  но,  если  судить  по  текстам  песен,  ему  далеко  не  сразу  удалось  овладеть  сознанием  масс.  Оно  не  было  религией,  но,  стремясь  стать  всеобъемлющей  системой,  охватываю­ щей  все  стороны  жизни  человека,  поощряло,  например,  культ  предков,  культ  императора.  Пять  богов-первопредков  (у  ди),  которым  поклонялись  по  всему  Китаю,  были  включены  в  число  почитаемых  им  «совершенно­ мудрых  правителей»  древности.  Надо  сказать,  что  «культ  пяти  богов»  был  поистине  наиболее  популярным  общенациональным  культом.  Судя  по  ряду  данных,  он  существовал  еще  в  племенных  союзах  Инь  и  Чжоу  (II - I  тысячелетие  до  и.  э.),  стоявших  у  истоков  китайской  государственности.  Каждый  из  пяти  богов-первопредков  ведал  одной  из  сторон  света  (восток,  юг,  запад,  север  и  центр),  одной  из  пяти  стихий  природы,  ему  соответствовал определенный цвет, определенное тотемное животное,  время  года  и  т.  д. 

Автор: И.С. Лисевич

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика