В XVIII в. служилое население восточных окраин страны формировалось за счет различных источников. Первоначально большое значение имел перевод сюда людей из других, более заселенных мест Сибири, т. е. принудительное переселение. В это же время имела место и вольная комплектация путем зачисления в состав служилых «гулящих людей». Несколько позже увеличение служилого населения за счет вольных переселенцев стало доминирующим. К началу XVIII в. важное значение стал играть естественный прирост. Небольшое количество служилых давали представители малых народов Восточной Сибири, так называемые новокрещены.

В течение последней четверти XVII — начале XVIII в. численность служилых людей, включая казаков, в Восточной Сибири значительно увеличилась. Если в 80-х годах XVII в. их было 3,5 тыс. (м. п.), то к началу XVIII в. — 9,5 тыс. Значительное количество служилых располагалось в Забайкалье. В 70-х годах XVII в. здесь их было 0,3 — 0,4 тыс. чел. (включая находившихся в Приамурье), а к середине 80-х годов — уже более 1 тыс. (концу 80-х годов XVII в. численность служилых людей в этом районе достигла 2 тыс. В начале XVIII в. в Забайкалье прожирало примерно 2,4 тыс. служилых л. Таким образом, общая численность служилого населения в указанный промежуток времени увеличилась в Восточной Сибири в 2,7 раза, в том числе в Забайкалье — в 4 раза. В начале 80-х годов XVII в. служилые Забайкалья от общего их числа в Восточной Сибири составляли 16,3 — 16,6%, а в начале XVIII в. — 25,2%.

В дальнейшем единая категория служилых людей постепенно исчезала и казаки как часть их превращались (особенно с конца XVIII в.) в особое сословие, функционально обособленное. Этот процесс был длительным, в ряде мест Сибири и европейской части России он проходил быстрее, а на востоке страны завершился в основном лишь в середине XIX в.

Формирование казачьего населения в XVIII — первой половине XIX в. протекало в русле общего процесса формирования восточно-сибирского населения. Основой казачьего населения стали как вольно прибывшие, так и принудительно переселенные сюда служилые люди. К последним относились и воины, пришедшие в Забайкалье с Головиным. После заключения Нерчинского договора он оставил в Селенгинске и Верхнеудинске два казачьих полка, сформированных в Сибири. В XVIII в. основным фактором увеличения казачьего населения на востоке Сибири стал естественный прирост. Но переселение продолжало играть серьезную роль, создавая еще и потенциальную возможность роста казачьего населения в будущем. Так, в Забайкалье были отправлены ссыльные донские, запорожские, яицкие казаки, участники событий на Яике и Пугачевского восстания. Первоначально они не вошли в состав казачьего населения, а были зачислены в горнозаводские крестьяне. Но в 1851 г. в связи с образованием Забайкальского казачьего войска потомки бывших казаков вновь были зачислены в это сословие.

Формирование казачества на востоке страны несколько отличалось от подобного процесса на окраинах Украины, на Дону. В ранний период на Дальнем Востоке не сложилось, за единичными исключениями, таких вольных общин казаков, как в указанных районах. На востоке отмечались лишь отдельные попытки возрождения традиций казачьего Дона. К ним относится приход в 50 - 60-х годах XVII в. в Даурию, на Амур после поднятого ими восстания отрядов М. Сорокина, Н. Черниговского и др. Прибывшие в Нерчинск и Албазин казаки в 1676 и 1682 — 1683 гг. упорно отстаивали право иметь самоуправление, и здесь некоторое время существовала казачья вольница. Однако она довольно быстро была возвращена под управление официальной администрации. В целом же начальном ядром казачества Дальнего Востока явилась служилая, а не вольная часть казаков.

На протяжении XVIII — первой половины XIX в. казачество восточных окраин, как и страны в целом, прошло путь от сравнительно небольшой сословной группы до значительного, уже в определенной степени выделившегося из основной массы населения, сословия.

Общее число казаков на востоке Сибири с первой четверти XVIII в. по 1851 г. увеличилось в 8,8 раза. Если же за конечную грань принять 1852 г. (первый год существования Забайкальского казачьего войска), то увеличение будет еще более значительным — в 21 раз. В Забайкалье численность казачьего населения только за 50 лет (с 1801 по 1851 г.) увеличилась в 5,6 раза. С образованием Забайкальского казачьего войска казачье население в этом районе выросло еще почти в 2,5 раза. Из 24.8  тыс. казаков (м. п.), проживавших в Восточной Сибири в 1851 г., 20,8 тыс. приходилось на Забайкалье (в 1852 г. из 59.8         тыс. восточносибирских казаков 51,4 тыс. являлись забайкальцами). Таким образом, в Забайкалье проживало свыше 80% казачьего населения Восточной Сибири.

Однако на протяжении конца XVII — первой половины XIX в. менялась не только численность казачьего населения, но и его социально-экономическое положение, организационные формы существования и в определенной степени обязанности.

На начальном этапе служилые люди, включая казаков, несли службу или на постоянном месте, или в составе отрядов, действовавших по всему краю. За это они получали денежное жалованье, хлебное и соляное довольствие, а в свободное время могли заниматься ремеслами, мелкой торговлей, промыслами, сельским хозяйством. Годовой оклад рядовых пеших и конных казаков обычно составлял: 5 — 7,25 руб., 5 — 6,5 четв. ржи, 4 четв. овса и 1,5 — 2 пуд. соли. Средний оклад «сына боярского» составлял 9 руб., 10 четв. ржи, 10 четв. овса, 2 пуд. соли. В ряде случаев у служилых «по отечеству» оклад доходил до 40 руб., 40 четв. ржи и овса, 5 пуд. соли.

В условиях недостаточно развитой продовольственной базы обеспечение казаков зерном являлось сложным делом и правительство не всегда могло сполна выплачивать хлебное довольствие. Это предопределило постепенный перевод служилых людей от службы «с жалованья» на службу «с пашни». Так, в Нерчинском уезде в 1694 г. из 437 чел. служили «с пашни», в 1708 г. из 488 — 227, в 1714 г. из 515 — 303 чел. Данный процесс отражал тенденцию к максимальному использованию служилых людей как земледельцев, к усилению их эксплуатации. Отвод земли казакам производился в среднем из расчета 1 дес. За 1 четв. окладной ржи, и полный пашенный оклад рядового колебался от 5 до 7 дес., а у высших чинов доходил до 18 дес. В этот расчет входила лишь пахотная земля, общая же площадь отводимого участка была несколько больше.

 Однако занятие земледелием для казаков было сопряжено с большими трудностями. По долгу службы им часто приходилось покидать семью, отвлекаться от хозяйственных дел. Поэтому материальное положение большинства казаков было чрезвычайно тяжелым. Официальный источник так описывал жизнь казачества юга Забайкалья во второй половине XVIII в.: «Известна такая бедность сих людей, что... они... и пограничную службу отправлять не в силах, ...у многих дети питаются мирскими подаяниями».

Автор: О.И. Сергеев

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Рамблер / Топ-100