Поиск дешевых авиабилетов и отелей

Портал Восток - официальный партнер хостинга Beget

Умный поиск

Согласно господствовавшей в XIX в. и не вполне преодоленной до сих пор точке зрения появление религии в Индии связывается с приходом ариев, скотоводческих племен иранского происхождения, создавших наиболее ранние индоевропейские религиозные тексты — веды. В настоящее время очевидно, однако, что арии, действительно сыгравшие колоссальную роль в развитии индийской культуры, были тем не менее не единственными ее прародителями: в Индии была обнаружена иная, причем весьма развитая цивилизация, которая, хотя и находилась уже в стадии упадка и дезинтеграции, не могла не оказать на них определенное влияние, в том числе в религиозном отношении. «Эта цивилизация (Харацпы), — пишет Дж.Брокингтон, — по-видимому, пришла к своему концу задолго до нашествия ариев; тем не менее есть по крайней мере возможность полагать, что некоторые верования этих людей сохранялись на народном уровне и их элементы были постепенно втянуты в индуизм наряду с теми, что были унаследованы от вед» [Брокингтон, 1992, с. 24].

Открытие протоиндийской цивилизации произошло только в XX в., но первое, еще неосознанное соприкосновение европейцев с ее следами можно отнести к середине ХIХ в., точнее, к 1856 г., когда братья Джон и Уильям Брантоны начали строительство железной дороги из Карачи в Лахор (территория современного Пакистана). Один из них прослышал о руинах средневекового города Брахминабада, находившихся неподалеку от трассы, и заинтересовался ими как удобным сырьем для железнодорожного балласта и кирпича. В результате все, что еще оставалось от Брахминабада, пошло на строительство. Позднее та же участь постигла и доисторическую столицу Панджаба — Хараппу [Пиггот, 1952, с. 13 - 15]. Хотя инженеры и рабочие то и дело находили среди обломков какие-то необычные предметы, они не догадывались о том, что проложили рельсы через руины одной из древнейших цивилизаций мира.

В 1861 г. отставной британский генерал Александр Каннингэм, назначенный директором Археологической службы Северной Индии, посетил Хараппу, где приобрел у рабочих несколько найденных на месте строительства предметов, в том числе кремневые пластинки и стеатитовую печать с изображением быка и неведомыми письменами на ней. Конечно, в то время было невозможно правильно оценить значение этих археологических находок и тем более понять, что на них написано, и А. Каннингэм, опубликовавший их в 1875 г. и сделавший попытку прочесть некоторые надписи, сам вынужден был признать сомнительность своей трактовки (не подозревая о древности текста, он полагал, что перед ним фраза на пракрите, изображенная разновидностью письма брахми [Гуров, 1972, с. 11]).

Планомерные раскопки в долине Инда начались только в самом начале 20-х годов XX в. Благодаря усилиям индийских археологов Р.Б. Сахни и Р.Д. Банерджи, а затем англичан М.К. Ватса, Дж. Маршалла, Э. Маккея, М. Уилера и других ученых (см. [Альбедиль, 1994, с. 12 - 13]) миру предстала впечатляющая картина огромной страны с мощной экономикой и высокоразвитой, располагавшей письменностью культурой, с множеством поселений городского типа, среди которых выделялись крупные города, названные по месту раскопок,— Мохенджо-Даро, Хараппа, Чанху-Даро, Калибанган, Лотхал. По ареалу распространения цивилизация, которую стали называть хараппской или протоиндийской, была одной из самых крупных на всем древнем Востоке [Бонгард-Левин, 1993, с. 5], а время ее существования составляло период приблизительно с 2400 по 1800 г. до н.э. [Альбедиль, 1994, с. 16].

Почти восьмидесятилетнее изучение хараппской цивилизации сопровождалось замечательными удачами и достижениями ученых, однако она и сейчас хранит в себе много загадочного, неясного и противоречивого. Серьёзную научную проблему представляют собой ее происхождение, корни и процесс становления. Не решен, в частности, вопрос об этнической принадлежности протоиндийцев, нет и общепринятой дешифровки протоиндийской письменности, хотя практически уже не вызывает сомнения принадлежность языка надписей к дравидскому структурному типу. Ученые, занимавшиеся проблемами протоиндийского языка, среди которых ведущую роль играла отечественная группа, возглавлявшаяся Ю.В.Кнорозовым (см. [Альбедиль, 1994, с. 32—33]), выявили основные структурные характеристики надписей и сравнили их с грамматической структурой языков, составлявших лингвистическое окружение протоиндийской цивилизации, а именно языков Индии (индоевропейские, дравидские, мунда) и Передней Азии (шумерский, хурритский, эламский). В результате кропотливого перебора возможностей сходства выявилась структурная близость гипотетического протоиндийского языка языкам дравидской семьи.

Трудно говорить с полной определенностью о духовной, в частности, религиозной жизни протоиндийцев, ибо материальные результаты раскопок, в том числе и найденные к настоящему времени изображения и тексты (надписи на печатях и некоторых предметах), не позволяют пока создать полноценное, системное представление об идеологии людей, населявших Мохенджо-Даро и Хараппу. По этой причине некоторые авторы, пишущие об истоках религии в Индии, по существу исключают из рассмотрения материал доведийской эпохи. Например, Н.Р. Гусева в книге об индуизме обсуждает только его арийские корни, делая следующую оговорку: «Наука пока не располагает точными сведениями о религии доведического населения Индии, так как не прочтены письмена на печатях цивилизации долины Инда (или цивилизации Хараппы). Судя по изображениям на этих печатях и по найденным статуэткам, в IV - III тыс. до н.э. на северо-западе и севере Южноазиатского субконтинента был распространен культ богинь-матерей, культ какого-то бога, изображавшегося в головном уборе с рогами, а также культы священных растений и животных (тотемические культы)» [Гусева, 1977, с. 14].

Положение, однако, не покажется таким безнадежным, если при изучении протоиндийской цивилизации мы будем исходить из того, что ее закат вовсе не означал полного исчезновения связанной с ней культуры и что многие ее достижения, в том числе в духовной сфере, продолжали жить и развиваться, хотя, без сомнения, в измененном, приспособленном к новым условиям виде. «Следует иметь в виду, - замечает финский исследователь А. Парпола, - что гибель городов, вероятно, не вызывала никаких существенных изменений в жизни хараппских деревень» [Парпола, 1985, с. 13].

Автор: А.М. Дубянский

 

Продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Рамблер / Топ-100